Детский секс в эротической литературе


Спасибо Оле Колпаковой, замечательной детской писательнице, в переписке с которой и родилась эта статья. Разве раньше в литературе поцелуев не было? Взрослым — о детях.

Детский секс в эротической литературе

Даже духовное, божественное озарение носит в европейском католицизме ярко выраженный эротический характер: Дети алкоголиков и сироты — вот персонажи, удостоенные пристального внимания наших авторов. Она представляется каким-то блаженным, эдемским бесстыдством, которое нам воспрещено и потому возмущает.

Детский секс в эротической литературе

В том, что невольно могут сыграть роль катализатора полового созревания? Однако здесь стоило разобраться — не все, что кажется очевидным, таковым явля-ется. Произведения о детях, но не для детей, хотя по многим параметрам — типично детские и язык, и персонажи, и даже иллюстрации.

Считая, что нынешние дети раньше созревают и для них теперь актуально то, что пятьдесят лет назад актуальным не являлось, нельзя забывать научный факт — разговоры о сексе запускают механизмы взросления у детей, прежде пребывавших в райском неведении. В современном европейском обществе, толерантном к любым проявлениям человеческой индивидуальности, этот нарыв как будто окончательно прорвался и уже не замаскирован под религиозное чувство.

Разумеется, никакого бешеного танца и страстных лобзаний. Все они в каком-то смысле — выросшая и уже половозрелая Пеппи, в юности бывшая паломницей Вудстока, носившая хиппанские цветастый балахон и хайратник и исповедовавшая свободную любовь. Суждения мальчика показались мне нарочито младенческими тем-то они, разумеется, и забавляют читателя и потому откровенно диссонирующими с чрезмерно развитым интересом к отношениями с противоположным полом.

К тому же, как ни печально, приходится признать — в нашей стране символическим актом инициации для подростка скорее является первое употребление алкоголя или курева, чем первый поцелуй. Собственно, главная проблема персонажа этой книги коренится в необходимости балансировать между боязнью быть осмеянным и стремлением к тому, чтобы быть крутым, взрослым и, значит, запросто подружиться с понравившейся девчонкой.

Страшно представить, что она еще иногда делает

Дочитала, подивилась — не тому, что двенадцатилетний мальчик не захотел дочитывать привлекательную на первый взгляд книжку, а именно прочитанному. Но почему-то душевные переживания, ведущие к личностному взрослению, существуют отдельно от эпизодов с поцелуями. Однако Европа сегодня настойчиво стремится обратно, к не смущаемой ничем телесности, доходящей до неприкрытого, приводящего нас в содрогание, физиологизма.

В последние полтора десятилетия популярный у читателей и писателей типаж немного изменился. По мере чтения книги очень быстро выясняется, что шведский пятиклассник по имени Берт тайно озабочен исключительно отношениями с противоположным полом.

Без перца — будто бы уже пресно это детям-то!

Что, впрочем, не обязательно свидетельствует о сознательной конъюнктуре. А что у нас? Но, в любом случае, если писатель хочет быть востребованным — он волей или неволей вынужден следовать этой стратегии.

В сущности, в книгах НДЛ достаточно вполне серьезных переживаний — которые действительно делают и героев, и читателей старше. Даже духовное, божественное озарение носит в европейском католицизме ярко выраженный эротический характер: Поколения читателей любили и любят этого героя вопреки устоявшемуся мнению большинства взрослых о том, как должны вести себя дети.

Ведь интересны непредсказуемость, раскованность и вдохновенные проказы, а послушание и выполнение правил — это синонимы скуки и отсутствия творческой мысли.

И пресловутая свобода там зачастую воспринимается именно как свобода телесности, а любовь представляется едва ли не отправлением естественных надобностей. Дочитала, подивилась — не тому, что двенадцатилетний мальчик не захотел дочитывать привлекательную на первый взгляд книжку, а именно прочитанному.

Вот и оказывается, что в таком тексте уместны табуированные темы и ни к чему эвфемизмы, даже если речь идет о весьма интимных подробностях.

Произведения о детях, но не для детей, хотя по многим параметрам — типично детские и язык, и персонажи, и даже иллюстрации. Вообще, самоуверенный тон и амбициозность в сочетании с паузами и недоговоренностью, прерывистостью речи комплексы, куда без них может служить типовой характеристикой любого подростка.

Может, начнем прямо с Боккаччо? Западному писателю, чтобы быть в струе, надо писать именно о лифчиках, геях и долгоиграющих поцелуях и изнасилованиях дедушками, если уж хочешь быть на пике мэйнстрима.

Европейской культуре в принципе присущ пристальный интерес к физиологическим подробностям жизни. В том числе к натуралистической экспозиции страданий многочисленные Страсти Христовы и мученичества святых тому примером — разверстые раны и предсмертные судороги там всегда выставлялись напоказ.

Произведения о детях, но не для детей, хотя по многим параметрам — типично детские и язык, и персонажи, и даже иллюстрации. В современном европейском обществе, толерантном к любым проявлениям человеческой индивидуальности, этот нарыв как будто окончательно прорвался и уже не замаскирован под религиозное чувство.

Разве раньше в литературе поцелуев не было? Но почему-то душевные переживания, ведущие к личностному взрослению, существуют отдельно от эпизодов с поцелуями. Молодежный разговорный слэнг, замешанный на безапелляционной резкости суждений, наполняет ткань повествования и отдает запахами Клерасила, колы, дымом первых, тайком выкуренных сигарет пополам с приторным ароматом клубничной жвачки.

Нильсон про Цацики, прочитанные следом, так же легко вписались в эту незатейливую формулировку, я окончательно удостоверилась — многие произведения НДЛ написаны не столько для детей, сколько для взрослых. Нетрудно определить, кто является излюбленным персонажем западной новой детской литературы далее — НДЛ.

Это эпизод, почти обязательный для большинства произведений НДЛ. Когда-то просто был социальный заказ на такое искусство — и нужна была недюжин-ная смелость, чтобы обнажать корни, выявлять тайные стремления и пороки, освобождать от предрассудков Однако раньше он действовал и обнаруживал свое программное несоответствие бытующим стереотипам и программное же соответствие общечеловеческим ценностям на довольно ограниченной территории.

Думаю, дело не в сиюминутной моде — это ж традиция здесь такая!

Итак, кредо НДЛ — привычно побеждать в себе комплексы, к которым окружающие и без этой борьбы вполне толерантны, и принимать мир таким, какой он есть. Думаю, дело не в сиюминутной моде — это ж традиция здесь такая! Что, теперешним детям этого мало?



Смотреть онлайн порно видео секс с мамой
Эммануэль смотреть секс в самолете
Порно женщин смотреть
Садо мазо на он лайн тв порно онлайн
Реялние по рускаму секс бесплатние виде
Читать далее...